«Заставляет лизать пол, ползать голой и умолять о сексе»

Самоизоляция является испытанием для любых семей, даже дружных и любящих. Но хуже всего приходится тем, где один из супругов психически неуравновешен или склонен к жестокости и садизму.

Жительница Санкт-Петербурга Татьяна (имя изменено — Авт.) рассказала о кошмаре, в который превратилась ее жизнь с мужем, из которого самоизоляция сделала настоящего монстра.

— Мы с Андреем (имя изменено — Авт.) живем вместе чуть более двух лет. Я думала, что за это время узнала его достаточно хорошо, но, господи, как же я ошибалась! Андрей — чиновник среднего звена, очень властный и жесткий. Я видела, что человек он нервный, вспыльчивый, реально пугалась, когда пару раз слышала, как он разговаривает по телефону с подчиненными. И сама уже привыкла к тому, что, когда муж в плохом настроении, лучше ему даже на глаза не попадаться. Если не в духе, мог и обматерить трехэтажным без всякого повода, и устроить дикий крик из-за того, что я без предупреждения зашла в его комнату, и грубо обругать за ужин, который ему не понравился. Он вообще всегда был довольно грубый, а уж когда не в духе, просто в хама превращался.

— Но руки не распускал?

— Так, чтоб ударить, такого не было. Правда, один раз в плохой момент мы с ним столкнулись в коридоре, и он с воплем «что ты вечно под ногами путаешься!» с силой оттолкнул меня, я больно ударилась локтем о стену. Но потом, когда остыл, даже извинился, такое с ним случается редко. Короче, жить с ним из-за этих неприятных моментов было непросто, но можно.

— Как вы думаете, почему на изоляции он превратился в монстра?

— Мы стали находиться вместе круглосуточно, отдел Андрея перевели на удаленку, он теперь работает из дома. Хотя у нас довольно большая квартира, разойтись по разным комнатам можно без проблем, все равно часто сталкиваемся. Настроение у мужа сейчас почти всегда плохое — он с трудом переносит изоляцию и очень нервничает из-за работы, судя по всему, у него там появились какие-то неприятности. А я же говорю — в плохом настроении он и раньше зверел…

Первый наш кошмар случился так. Он работал в своей комнате, а я позвала его обедать. Он не откликнулся, через пару минут я постучала. Опять тишина. Тогда я приоткрыла дверь и сказала, что обед на столе. Он вскочил и заорал матом, что я не должна входить к нему, когда меня не зовут, но потом все же вышел в столовую и сел за стол. Мне надо было бы молчать, но так обидно стало, и я сказала ему что-то вроде того, что я старалась, готовила еду, а он этого не ценит. Хотя я ему не прислуга… Тут у него глаза буквально налились кровью, он закричал, что обед я приготовила дрянной, есть его невозможно, и швырнул тарелку на пол. Еда растеклась по ковру, а он продолжал орать, что в прислуги он такую неумеху, как я, никогда бы не взял. Я взяла тряпку и начала вытирать пол, а он кричал, что это я изгадила ковер. Тут я снова не стерпела и сказала, что тарелку бросил он, и вся эта грязь из-за него. Сказала — и тут же пожалела об этом, потому что у него надулись жилы на лбу, он буквально заревел, бросился на меня, ткнул лицом в ковер, прижал к нему мою голову и стал орать: «Слизывай все языком, сука!..»

— И вы ему это простили?

— Не то чтобы простила — он меня об этом и не просил, — но в той ситуации решила промолчать. Что можно было сделать? Уйти из дома мне некуда, гостям сейчас никто не рад, а обижаться и упрекать его — только нарываться на новую ссору. Я, конечно, решила, что после карантина поставлю мужу условие — или он меняет свое поведение, или мы расстаемся. Но это после карантина, не сейчас же…

— Но ваша тактика молчать, не нарываться и терпеть все равно не сработала?

— Ох… Неделю назад случилось такое, что даже вспоминать страшно, а рассказывать стыдно. Я не все время дома сижу, иногда выхожу — в магазин, или просто воздухом подышать. И тут вижу — Андрей злой как черт, цепляет меня, явно старается устроить скандал. Я и решила выйти на улицу. Стала одеваться — он услышал, выскочил в прихожую, как заорет: «Кудааааа?» Я говорю — в магазин, вернусь, когда ты остынешь. Почему его так взбесили эти слова, даже не знаю… Но муж схватил меня за шкирку, толкнул, сорвал с меня куртку, которую я уже надела: «Ишь, оделась она! А ну, раздевайся, я сказал!» Я сняла платок шейный, кофточку. Он кричит: «Дальше!» Я спрашиваю — в каком смысле? Он: «Догола!» Зачем, говорю. Он — затем, что я так сказал! Начал так грубо сдирать с меня одежду, что я испугалась, разделась сама. Он повалил меня и фактически изнасиловал. Мне было больно, ужасно, и, когда все кончилось, я расплакалась. «Чего сопли распустила?» — спрашивает муж. Тут я не стерпела, закричала — потому что не хочу тебя, не хочу секса с тобой! «Ах, не хочешь? — снова заорал он. — Сейчас захочешь!» Вырвал у меня халат, который я хотела надеть и стал требовать, чтобы я ползала перед ним голая и умоляла его о сексе… Он был так страшен, совсем невменяемый, я испугалась, что он убьет меня, и стала ползать и умолять… Все, не могу больше говорить, хватит…

— И что было потом?

— Потом он успокоился, как обычно. Прощения не просил, но признал, что это было слишком, но, мол, ты же сама меня довела, знаешь же, что на меня иногда находит…

— Вы по-прежнему живете с ним?

— А куда мне деваться? К родителям уехать не могу, они в Литве живут, а граница закрыта. Квартиру снимать? Пока сниму, он узнает, озвереет, вообще неизвестно что со мной сделает. Как кончится карантин, съеду, подам на развод, конечно. А пока придется терпеть…

Между тем. Уполномоченный по правам человека 5 мая попросила отменить пропуска для жертв домашнего насилия, потому что они должны иметь возможность в любой момент пойти в кризисный центр или в . Она отметила, что за время самоизоляции число случаев семейного насилия выросло в 2,5 раза. Только вот беда — кризисные центра в период эпидемии закрыты…

Добавить комментарий