«За вырезом следило целое подразделение полиции нравов»

Женскую грудь на протяжении многих веков изображали на фресках, высекали из мрамора, отливали в бронзе и воспевали в стихах. «Лента.ру» разобралась, почему одежда, не скрывающая, а напротив — подчеркивающая бюст, не выходит из моды со времен Древнего Египта.

Для удобства и соблазнения

То, что в России с XVIII века называют декольте, на Западе имеет два названия — по двум основным разновидностям. Это, во-первых, собственно декольте, от французского décolleté («без шеи») — особенный вырез на женской одежде, открывающий плечи и верх груди (иногда практически до сосков). Во-вторых, кливидж, от английского cleavage («вырез») — покрой, при котором плечи закрыты, но шея, ключицы, пространство между и иногда ниже груди, порой до пупка — открыты.

Однако если декольте как таковое было придумано исключительно для соблазнения (грудь не только открывалась взглядам, но и специально приподнималась корсетом, чтобы создать иллюзию пышности), то кливидж историки костюма описывают как деталь, необходимую для нормального теплообмена в жаркое время года.

Первое одеяние с кливиджем в истории моды — древнеегипетский калазирис — платье-рубашка с косыми бретелями или просто V-образным вырезом, открывавшее грудь почти полностью

Если верить древним скульпторам и живописцам, изображавшим богинь и танцовщиц в одеяниях, не скрывавших бюст, во что-то похожее одевались и женщины Древнего Крита.

В Средние века V-образный вырез делался не только на нижних рубашках, но и на корсажах: это позволяло женщине легче дышать в облегающем талию платье. Кливидж со шнуровкой спереди носили женщины низших сословий, одевавшиеся без помощи прислуги. Это было удобнее и комфортнее, чем плотно зашнурованное на спине платье аристократки. Однако обнаженную ложбинку на груди христианские церковные деятели считали излишне соблазнительной и толкающей к греху.

Францисканский монах-проповедник Оливье Мельяр, приближенный богомольного французского короля Людовика XI, обещал всем женщинам, чей кливидж не был должным образом стянут шнуровкой и целомудренно прикрыт верхней одеждой (то есть излишне привлекал мужское внимание), что после смерти «их в аду подвесят за вымя».

Богатым все дозволено

Проповеди Мельяра были вызваны не в последнюю очередь вольностями, царившими при дворе отца Людовика XI — «короля-победителя» Карла VII, при котором закончилась Столетняя война. Его мать, королева Изабелла Баварская, первой ввела моду на декольте, открывавшее плечи (например, статуя королевы из Дворца Правосудия в Пуатье изображает средневековую монархиню с довольно явным вырезом на платье).

Еще дальше в области декольте зашла Агнесса Сорель, знаменитая фаворитка Карла VII. На публичное покаяние, предписанное ей церковными иерархами, Агнесса явилась в платье с весьма рискованным вырезом: одна из ее грудей была полностью обнажена и лишь слегка прикрыта тонким батистом. Злоязычные комментаторы весьма остроумно назвали ее демарш moult belle contrition et repentance de ses péchés («глубочайшим покаянием и раскаянием в своих грехах»). Фаворитка буквально раскрыла прелатам душу.

Позже, впрочем, католические священники взяли реванш. Людовик XI отличался набожностью и призывал к тому же придворных — дамам пришлось носить закрытые платья. Позже французская королева Екатерина Медичи, жена Генриха II и мать трех королей (Франциска II, Карла IX и Генриха III), нашла возможность и соблюсти приличия, и не лишать придворных дам возможности носить более открытые одеяния.

При Екатерине Медичи в моду вошли платья с закрытым воротом и вырезом-«окошком». Он открывал взглядам верх груди, приподнятой корсетом. В Испании, где за нравственностью подданных короля следила свирепая инквизиция, придумали другой вариант: дамские декольте скрывались под широкими воротниками.

Своего расцвета мода на декольте достигла при «короле-солнце» Людовике XIV. Любвеобильный монарх делил свое расположение между несколькими фаворитками, и при дворе царила жесткая, а порой жестокая конкуренция. Алчущие королевской любви дамы подсылали друг другу наемных убийц и отравителей.

Одна из мимолетных любовниц Луи XIV Анжелика де Фонтанж ввела в моду мушки на открытой груди. Объяснением этому служила леденящая кровь история о том, что искусственными родинками юная фрейлина прикрывала язвы от яда, который ей поднесли по приказу всевластной фаворитки короля мадам де Монтеспан

В протестантских странах, где умеренность и презрение к плотским радостям возводилось в добродетель, декольте практически полностью заменил кливидж, причем самого скромного толка. Голландские и швейцарские горожанки туго шнуровались и прикрывали вырез наброшенными на плечи косынками, чтобы уж наверняка избежать господней кары в загробной жизни.

Декольте по-азиатски

Примечательно, что сходные с христианскими требования скромности в женской одежде имелись и у мусульманских духовных лиц. В исламской традиции кливидж в версии V-образного выреза называется джуюб, и правоверная мусульманка может демонстрировать его только мужу (а также родственницам и служанкам на женской половине дома и малолетним детям, которые не в счет). Коран прямо предписывал женщинам «набрасывать платок на грудь», закрывая вырез на одежде.

Нарушение правил скромности в одежде жестоко каралось. В Османской империи покрой женской одежды регулировали специальные нормативные акты: через крошечный вырез ворота можно было только надевать рубаху через голову. За соблюдением правила следило специальное подразделение полиции нравов

В Юго-Восточной Азии и в Японии существовала во всех смыслах противоположная традиция. Глубокий вырез вполне допускался, в определенных кругах даже приветствовался — но не на груди, а на спине. Японки никогда не отличались особенно пышными формами, корсетов в Стране восходящего солнца не носили, поэтому профессиональные куртизанки — гейши — подошли к вопросу соблазнения в буквальном смысле с другой стороны.

Особенно привлекательным и сексуальным считалась безупречная линия шеи и спины. Поэтому кимоно гейш сзади обладали U-образным вырезом, будучи при этом целомудренно запахнутыми на груди (этот запах выполнял у японок функцию кармана для ценных вещей). Чтобы стать совсем неотразимыми, гейши пудрили шею, а волосы, убранные в высокую прическу, не скрывали изящества линий спины.

Впрочем, в большинстве стран Азии декольтирование и кливидж были не приняты. Во Вьетнаме женщины носили наглухо застегнутые платья-аозай и брюки. Китайский традиционный костюм (например, женский парадный халат цюйцзюй) плотно запахивался, так же как японское кимоно. Индианки носили сари поверх закрывающей грудь кофточки-чоли с короткими рукавами.

Жители средневековой Руси тоже не приветствовали излишней соблазнительности в женской одежде. И знатные аристократки, и простолюдинки носили рубашки, полностью закрывавшие грудь и руки. У кормящих матерей рубашки собирались у ворота в складки, в которых скрывался разрез. Для кормления младенца мать выпускала грудь в разрез между складок так, что ее почти не было видно.

Нагота на новый лад

Все изменилось при Петре I. Первый российский император заставил своих придворных одеваться по-европейски. Постепенно европейское платье стало привычным для купечества и городских мещан. По-прежнему скромно одевались только крестьянки. На пышных балах XVIII столетия российские аристократки блистали бриллиантами в декольте ничуть не хуже, а порой и лучше европейских.

В XIX веке нравы стали скромнее. Оголять плечи, руки и грудь днем уже считалось неприличным: женщины всех сословий носили закрытые платья. Однако официальные приемы при дворах европейских монархов, вечерние рауты и балы по-прежнему предполагали декольтированные наряды. Весьма трогательно это описывается у Толстого в «Войне и мире» в сцене первого бала Наташи Ростовой: «Ее оголенные шея и руки были худы и некрасивы. (…) Ее плечи были худы, грудь неопределенна, руки тонки; (…) Наташа казалась девочкой, которую в первый раз оголили и которой бы очень стыдно это было, ежели бы ее не уверили, что это так необходимо надо».

Поблажку при обязательном декольтировании получали разве что совсем пожилые дамы, чьи «прелести уже увяли». Они могли прикрывать плечи и грудь кружевами или мехами. Однако особенно тщеславные женщины предпочитали заказывать специальные накладки из воска, имитирующие гладкую кожу плеч и груди, нежели признавать неизбежность возрастных изменений.

Десятилетиям «гардеробного целомудрия» пришел конец в промежутке между двумя мировыми войнами. Пережившей войну молодежи хотелось дышать полной грудью и наслаждаться жизнью. «Ревущие 1920-е» стали эпохой неслыханной до того раскованности. Женщины примеряли пляжные брюки и туники, короткие по меркам XIX века юбки-миди и спортивные топы из джерси.

Кадр из фильма «Высокий блондин в черном ботинке»

Платья с открытыми плечами и довольно глубоким V-образным вырезом стали вполне привычной дневной летней одеждой. На вечерние рауты и коктейли женщины, отказавшиеся от корсетов и классического декольте, надевали платья на узких бретелях с очень глубоким кливиджем. Такой фасон идеально шел к мальчишеским фигурам с маленькой грудью и широкими плечами, считавшимися тогда эталоном женской красоты.

Именно тогда, не без влияния интереса к открывшейся европейцам Японии, стал увеличиваться и вырез на спине платья. Если в XIX веке декольтированное платье открывало спину не глубже чем до лопаток, то в 1920-е годы были модны наряды, скрывавшие грудь, но открывавшие спину едва ли не до ягодиц

Новая смелость

Классические декольтированные платья пережили недолгий ренессанс в 1950-е годы. Кристиан Диор своим new look ненадолго соблазнил молодых женщин женственностью, требующей жертв: стянутой корсетом талии, стиснутых туфлями на высоком каблуке ног, неудобного бюстгальтера, заставлявшего грудь торчать под неестественным углом. Смелые модницы снова обнажили спину следом за Викки Дуган, моделью журнала Playboy. За особенно смелые фото в платьях с вырезом до крестца она получила прозвище The Back («Спинка»).
Роскошные бюсты в декольтированных платьях демонстрировали кинозвезды 1950-х: Мэрилин Монро, Софи Лорен, Элизабет Тейлор. Художники рисовали картинки pin-up с пышногрудыми красавицами, чья грудь едва не выпрыгивала из платья.

Однако «возрождение» было недолгим: уже в 1960-е классическое декольте снова стало уделом разве что мероприятий с дресс-кодом black tie. Зато кливидж воцарился на подиумах и в уличной моде.

Наряду с обычными платьями и платьями-комбинациями на тонких бретелях женщины, с легкой руки Ива Сен-Лорана и других смелых модельеров 1970-х годов, стали носить застегнутые на одну пуговицу пиджаки мужского покроя прямо на голое тело

Вырез пиджака открывал шею, ключицы и ложбинку между грудей. Облаченная в такую одежду женщина, стоящая в дымном зале Studio 54 или другого модного клуба в Нью-Йорке, Париже или Лондоне, олицетворяла собой андрогинный соблазн. Хрупкие худенькие девушки с небольшой грудью на десятилетие снова стали эталоном красоты. Вернулись в моду и платья с глубоким вырезом на спине.

Особенный резонанс в 1970-е вызвало платье в пол с длинными рукавами и высоким воротом, спереди полностью закрытое, а сзади открывающее не только спину и крестец, но и верх ягодиц, в котором актриса Мирей Дарк сыграла в фильме 1972 года «Высокий блондин в черном ботинке». Платье создал модельер Ги Лярош специально для этой картины, и хрупкая блондинка Дарк смотрелась в нем просто сногсшибательно, вызвав волну подражаний.

«Гламурные 1980-е» и расцвет пластической хирургии вновь вернул в моду пышную грудь и декольте: мода совершила очередной виток своей бесконечной спирали. Актрисы, певицы, фотомодели вечерами появлялись на коктейлях и красных дорожках в декольтированных платьях и бюстгальтерах с эффектом push-up под ними, а днем носили платья-комбинации или белые рубашки на голое тело, расстегнутые едва ли не до пупка.

Bei / Shutterstock / REX

«Новая естественность» 1990-х и смешение стилей 2000-2010-х оставили эту моду в силе. В Великобритании проводят Национальный день кливиджа: как 30 лет назад, так и теперь поп-дивы — от Мадонны и Дженнифер Лопес до Бейонсе и Риты Ора — выходят на сцену в атласных топах с провокационным вырезом. Киноактрисы демонстрируют глубокий кливидж на красных дорожках кинофестивалей, а модели шагают в декольтированных платьях по подиуму.

Добавить комментарий